Понедельник, 08.08.2022, 05:13 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Главная » 2011 » Январь » 16 » История шрифта
18:37
История шрифта

История шрифта

Графика — это «фокус, ограниченное в средства…». Свойственная линия графического творчества условность. XVI век в Испании славен не лишь именами Сервантеса и Лопе де Вега, но и характеризуется и пышным расцветом искусства шрифта. Более видными мастерами были Хуан де Исиар и Франциско Лукас.


Совсем бесспорно , что они, как и некоторый другие, были ладно знакомы с итальянскими образцами. Испанские и португальские каллиграфы XVII — XVIII веков широко использовали ширококонечным пером, не обращая внимания на то, что в иных странах под влиянием граверной техники употребляли уже тонкое речь и штихель. Своеобразным, как испанским шрифтом является редондилья, немного напоминающая круглоготический шрифт. Она продолжительное пора оставалась в употреблении. Отличительной особенностью редондильи является низкое d (вышина минускула).

Крайне античные традиции были в немецком искусстве шрифта. Германия наравне с Англией сумела сберечь эти традиции до истинного времени. Хотя бы огромная доля немецких книг-учебников шрифта приурочена к готическим шрифтам, у нас нет факторов недооценивать заслуги немцев в развитии всевозможных форм антиквы и иных стилей.

Не секрет , что уже в XVI веке писец из города Рёйтлингера приготовил книгу образцов шрифта. Но первым выдающимся мастером по праву считается Леонард Вагнер (1454 — 1522), какой в 1507 году в Аугсбурге издал рукописную книгу ╚Proba centum scriturarum╩ (эталоны ста писем). Важны заслуги Вагнера и в развитии фрактуры.

Автором первой печатной книги образцов шрифта является Иоганн Нойдерфер старший (1497 — 1563). Самым важным его произведением надо вменять вышедшую в 1538 году книгу «Anweysung einer gemeinen hanndschrift» (воспитание обыкновенному письму).

Методологию этой книги усвоило большая часть его последователей. Нойдерфер заложил основу искусства шрифта в Германии XVI века и указал закваска его развития. Нойдерфер издал еще немного книг. Одна из них возникла только потом его смерти. Отличными масгерами были и его сын Иоганн и потомок Антон.

Вольфганг Фуггер (приблизительно 1515 — 1568) был выдающимся учеником Нойдерфера старшего. Его книжка «Ein nutzlich und wolgegrundt Formular Manncherley schoner scriefften» (годный и совершенно обоснованный биография всевозможных прекрасных шрифтов), изданная в 1553 году в Нюрнберге, является одной из красивейших немецких книг образцов письма.

Шрифт как орнаментальная форма оформления.

С этой точки зрения увлекательно разглядеть художественные возможности, которыми владеет шрифт. На главный мнение множить появиться, что шрифт обязан просто закреплять известный текст и уступать его значение. Конечно, ключевая мишень всякий надписи состоит в том, дабы извещать людям арестант в ее словах значение, но наравне с этим на нас влияет и плавный и цветовой вид надписи. В данном свободно увериться, заботливо вглядываясь в обложки и титульные листы книг, в рекламные плакаты, в произведения промышленной графики и т.п. Надписи, которые мы в них находим, представляют собой особые орнаментальные построения, в которых в определенном порядке чередуются геометрические «мотивы» — значки букв.

Оттого начертание всякой буквы, ее «арабеска» и метод композиционно-ритмического объединения букв в слове и слов в строке владеют эмоциональной выразительностью, подобной с той, какую мы заприметили в геометрическом орнаменте. Не ненароком в старину, и на Руси и преимущественно широко на Востоке, орнаментальный декор в архитектуре и посуде так зачастую строился на шрифтовой базе , а в рукописных книгах средневековья целый текст рисовался как правило как орнаментальный украшение.
У наших предков были нешуточные начала испытывать каллиграфию как вид искусства, и вытеснение рукописи книгопечатанием не могло истребить тех возможностей эмоциональной выразительности, которые заключены в графическом обозначении на бумаге человечных мыслей. Эти возможности продолжают применяться поэтому, что зачастую появляется нужда в том, дабы лектор не лишь осмыслил значение надписи, но и ощутил ее «эмоциональный нимб». Для достижения этой цели и применяются имущество, которыми «работает» украшение.
В самом деле, в зависимости от одного лишь начертания букв то же самое обещание множить делать совсем всевозможные эмоциональные впечатления. Поймем , к примеру, обещание «фокус »: в первом случае оно видится сухим и деловым, во втором — изящным и кокетливым, в третьем — функциональным , динамическим, в четвертом — прозрачно ясным и великодушным . Но это лишь единовластно метод получения важной выразительности шрифта. Дополнительные возможности предоставляет тут художнику разнообразие композиционных сочетаний букв в слове: они имеют все шансы основываться действительно в ряд, как солдаты в строю, имеют все шансы развесело пританцовывать, ломая склад и образуя беспокойный хоровод, а имеют все шансы плотно и осторожно рисковать товарищ к дружке, нерасторжимо спаиваясь в слове. Выразительные возможности шрифта обогащаются применением цвета: единовластно и тот же текст довольно по-всякому восприниматься, коль скоро он написан черными буквами на белоснежном фоне или красными на черном фоне; коль скоро все элементы его буквы одного цвета или различных цветов. В приводимых на этой таблице примерах мы умышленно варьировали титул для того, дабы более четко проявить , как подбор того или иного цветового приема обусловливается содержанием надписи, ее значением . Поэтому обещание «солдаты», написанное обычным, «нейтральным» шрифтом, мы воспринимаем как доля какого-то информационного газетного заголовка, болтовня «солдаты революции» — как вынесенное на обложку наименование драматической по нраву повести, а болтовня «оловянные солдатики» — как написанное на коробке наименование развеселой детской зрелище .

Но тут очень показательно еще и надлежащее : использование во всех этих трех случаях одного и того же шрифта и одной и той же композиции букв в словах как оказалось явный неудачным — так как произведение полновесного художественного образа требует применения всех выразительных возможностей, которыми располагает фокус .

Большое смысл имеет тут , кроме только сказанного, и известие размера надписи к площади листа и ее положение на нем действительно в центре, наверху или внизу, строго горизонтально, наискось и т.д. Фокус оформления книги дает видимо-невидимо примеров разного использования всех этих средств. Приведем 4 примера, увлекательных резким различием созданных художниками образов: отличные обложки М.Добужинского к «Белым ночам» Ф.Достоевского и «Трем толстякам» Ю.Олеши, обложку С.Телингатера к «Буре» И.Эренбурга и суперобложку К.Владимирова для альбома «Ленинградские художники на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов». Произведения эти владеют разнообразной художественной ценностью, но их сравнение довольно настоятельно демонстрирует , сколько многообразны эмоционально-выразительные возможности шрифта. В всякой из этих обложек по-своему использованы все имущество орнаментальной выразительности надписи: начертание букв и их цвет, ритм построения слов, их положение на плоскости. В сочетании с привлеченными на поддержка изобразительными средствами они могут помочь читателю, какой берет в руки книгу, приобрести образное чувство о ее нраве , воспринимать соответственным ее содержанию настроением.

Так подчиняется шрифт общим законам художественного построения и художественного влияния орнамента.

О шрифте.

Обещание «графика» происходит от греческого «графо», что следовательно по-русски «пишу», «рисую». Само это наименование демонстрирует , как видимо-невидимо общего в кругу письмом и рисунком. Иконописец изображает на бумаге, тем же самым, чем пишет — пером, карандашом. Больше того, главным выразительным средством графики является не живописное обилие цвета, а ряд, штрих. Основу шрифта составляет писание; вид всякого рисунка шрифта зависит от инструмента, при поддержке которого он выполняется; любая техника исполнения больше только соответствует какому или определенному манере шрифта. Британец Эдвард Джонстон, какой считается зачинателем современного шрифтового искусства в Западной Европе и Америке, по существу лишь открыл нам наново знание давних мастеров письма. В итоге его работы, работы его учеников и их последователей фокус шрифта еще одолжило подходящее ему помещение в ряду иных видов искусств

Виллу Тоотс «нынешний шрифт», М. «Книга»1966

У шрифта и орнамента видимо-невидимо общего, одни корни.


Украшение.

В предоставленной области, как в никакой иной, инстинкту, воображению и аж капризу художника раскрываются самые широкие перспективы. От латинского ornamentum — узор, украшение состоящий из ритмически упорядоченных элиментов для украшения каких или предметов или архитектурных сооружений. Украшение, отрасль искусства, которая менее только способна наступать жестким правилам. Поэтому что в предоставленной области, как в никакой иной, инстинкту, воображению и аж капризу художника раскрываются самые широкие перспективы.

Но разумеется, все произнесенное не обозначает , что, произведения орнаменталистов совсем свободны от неких принципов, неких высших законов, которым обязана приличествовать любая художественная концепция. Орнаментальная сочинение множить иметься действительно красивой лишь тут, если она рожает в зрителе ощущение спокойствия и удовлетворения, вызванное совершенной уравновешенностью всех элементов составляющих . Законы согласии и пропорций, равновесия и симметрии, подчиненности подробностей цельному , разнообразия в данном едином целом — все эти эстетические законы управляют искусством орнамента, как и всяким другим. Но тут как искусство и искусство вечно больше или менее зависят от темы или усилия к точному изображению, а искусство обязана заботиться с цельным близко важных условий, связанных с прочностью постройки, ее назначением, соответствием в кругу ее наружным видом и функцией интерьера, с орнаментом занятие обстоит иначе .
Украшение, преимущественно разноцветный, влияет с значительно большей свободой в своей, пускай и больше непрезентабельной , области. И для достижения его конечной цели, а то есть — той согласии и тех пропорций, которые рождают ощущение красивого , вкушать видимо-невидимо стезей . Будучи способным всосать художественные имущество, присущие другим обликам творчества, к примеру , обобщенность форм и приемы повтора составляющих архитектуры, ясность скульптуры, обаяние сюжетов и волшебные краски живописи, фокус орнамента множить применять все эти возможности, не покидая личной круг. Поэтому что круг эта действительно обширна. Она обхватывает место от простейших геометрических фигур — квадрата, ромба или треугольника (воспроизведение которых или притяжение в контрапункте случается достаточным для увлекательной композиции) — до опытных , запутанных узоров, причудливых арабесок, изобретательных комбинаций рядов , цветов, зверей и аж человечных фигур. Орнамен-талист — властитель мифического , очаровательного мира. Он отдален от обычного жизненного уклада и привержен лишь и только своему воображению. Но как эта пленительная воля была бы иллюзорна, коль скоро бы самые своевольные капризы не управлялись безукоризненным вкусом и тщательным отбором для нужного эффекта, какой, беспричинно от использованных средств, обязан быть в гармоническом единстве форм и красок!
Украшение занимает необходимое , пускай и не первостепенное, помещение в шкале художеств. И коль скоро говорят , что влияние этого вида искусства менее гораздо, забывая, как оно поднимает расположение духа и пробуждает самые глубокие ощущения , то остается все же несомненным: украшение отвечает насущной потребности нашей натуры — замечать красивое окрест. Добавляя вещь за завершенности к другим художественным произведениям или украшая и облагораживая предметы будничной жизни, украшение играет занятие натурального звена в кругу искусством и производством. Таким образом, он является одной из самых важных в человечной деятельности и гибких форм творчества.

Настолько широкая круг использования , многоликость и приблизительно неограниченная воля свойственны для орнамента в целом. И то есть эти его свойства вызывают трудность своеобразного рода: как на базе конкретных произведений следовательно общие законы орнаментики. Украшение формируется главными средствами — линией, цветом и рельефом. Используя их (основным образом первые два, на которых мы сконцентрируем почтение), иконописец множить добиться безграничного разнообразия итогов . Но их, тем не менее, позволительно поделить на три надлежащие категории:

1. Сочиненные мотивы; концепция, совершенно сложившаяся в воображе нии и не имеющая нисколько общего с реальностью;

2. Относительные изображения настоящих природных объектов, переда ющие их ключевые черты в обобщенной форме;

3. Подделка настоящих объектов с целью их реалистической передачи средствами линии и цвета.
Главный вид орнамента в определенной мере присутствует во всех стилях и всех периодах. Линейные и геометрические комбинации (переплетенные с завитками и розеттами) отвечают представлениям человека о порядке и соразмерности; будучи продуктами полотенца воображения, они вечно формируют вещь, раньше не существовавшее. Данный тип орнамента больше иных народов применяли , к примеру , арабы и англосаксы, но немедленно он у них целиком нет. Но в очевидном или сокрытом облике геометрические составляющие лежат в базе большинства орнаментальных композиций.

Другой вид — относительная трактовка естественных объектов — является звеном, соединяющим два других . Зачастую употребляемый в соединении с первым видом, он напоминает его творческой изобретательностью, устремлением к идеальному, т. е. к отвлеченному обобщению. Но обращаясь на данном пути ко повальным архетипам своих моделей, создатели орнамента заимствуют их у природы.

Третий вид — чистая подделка — в орнаменте сталкивается тем чаще, чем больше мы приближаемся к современному периоду. Данный доза вызван влечением передать с исключительной тонкостью, выпуклостью, рельефностью персональные особенности и детали объектов. Этакий тип орнамента связан с ростом профессионального мастерства художников и усилением роли живописи в прикладном искусстве. Он менее суров и строг, различается утонченностью, изысканностью и тем самым преимущественно подходит рафинированному, приблизительно сверхэлегантному вкусу образованный цивилизации.

И последнее выговор: воззрение применения цвета в орнаментике неотделим от выбранной стиля . Там, где мотивы трактуются идеализированно или условно, цвет настолько же условен. Иконописец наслаждается бесконечной свободой своей палитры и всякую строгость рисунка компенсирует вольностью красок. Он множить избирать и аранжировать масть по своему усмотрению, не имея никаких обещаний , наступать в своем искусстве истине жизни или попросту иметься правдоподобным. Его единый правило — согласие цветовых отношений. В остальном же-полный приволье для воображения, творчества, оригинальности. Образец творчества художников Востока демонстрирует , как плодотворно они применяли такую давать полную власть и каких бесподобных итогов добились .

«Украшение всех пор и стилей», Москва, Арт-Родник, 1997

Начинается время, если вещь уже невозможно проявить словами. Тут ряд внезапно, начинает возрастать в украшение. Возвращение обратно, если ещё не было письменности, а были символы, знаки.


Вид.

Вид — от латинского figura — наружный вид, икона.

1. Наружное вид, вид, вид предмета

2. Вид человечного тела, сложение тела

3. Поза, положение, принимаемая кем-либо при выполнении что-нибудь в движении (в пляске , фехтовании и пр.); доля пляски .

4. Скульптурное, живописное или графическое картина человека, животного

5. Словесный путь, стилистический доза

6. Вид музыкально-риторическая

7. В шахматах, в городках, в картах

8. Вид — геометрический слово применяемый к разнообразным множествам точек; как правило , фигурой называют такие большого колличества , которые позволительно доставить состоящими из конечного числа точек, рядов или поверхностей, в частности сами точки, линии или плоскости (треугольник, трапеция и т.д.)

Графика.

Графика (от греческого graphike, grapho — пишу, черчу, рисую)

Графика — это вид изобразительного искусства, подключающий арабеска и печатные художественные изображения: гравюру, ксилографию, литографию и другие, основанные на искусстве рисунка, но владеющие личными изобразительными средствами и выразительными возможностями. Описывать позволительно на всём, чём желать: на бумаге, картоне, ткани, асфальте, металле, на стенах┘ аж на снегу, на песке. ┘

Изображают аж на теле человека. Описывать позволительно и чем желать — карандашом, углём, красками, кистями, палочками, особым инструментом — штихилями, в старину гусиными перьями, ныне же различными авторучками, фломастерами. Описывать позволительно и с поддержкой компьютера.

Графика множить иметься:

1. станковая — все ожидание гравюр на всевозможных материалах: камне, металле, дереве, линолеуме и др.

2. книжная и газетно-журнальная — иллюстрации, все ожидание и составляющие оформления печатных изданий.

3. прикладная — почтовые марки, таблички, экслибрисы, гербы, шрифты, орнаменты, торговые марки и знаки, этикетки и т.п.

4. афишно-плакатная (акциденция).

5. компьютерная и т.д.

Художественно-выразительные имущество графики: белоснежная папирус как изобразительная остроумие и чёрный масть туши, контурная ряд, штрих, пятнышко. Масть в графике приблизительно вечно играет вспомогательную занятие. С бумагой, на которую нанесено любое графическое картина, выразительные имущество образуют контрастные и нюансные соотношения.
Ряд.

В графике вечно ощущается остроумие списка документы. На неё беспрепятственно ложатся линии рисунка, беспрекословно следуя полёту мнения художника. Ряд — следствие от движущейся точки (следствие от линии — остроумие, от плоскости — объем…). Ряд играет ┘ немаловажную место, а в определенных случаях содержит решающее вес (по кн. В.В.Турова «Что из себя представляет рисунок», М. «Изобразительное Фокус», 1986, гл.«Что меня характеризует как художника»). Ряд — от латинского linea, общая доля двух смежных областей поверхности. Движущаяся конец описывает при собственном движении кое-какую линию. ┘; голова длины в системе иностранных мер; генетическая ряд. Творчество графика, наиболее на главный мнение, очень отличатся от творчества живописца, но среди ними обоими видимо-невидимо социальных бес. Художник рисует собственные картины ┘ многоцветные образы┘ Остроумие двумерна┘иллюзия объемности, ┘, пространства. ┘

Евтим Томов «Графика и графични техники» София «учение и изкуство» 1959

Штрих.

Контурные — это следовательно, вы показали только поле, очертания что-нибудь , его высоту, кривизна, крен. Ну а в том случае если нужно или охота нарисовать┘ Одними линиями тут не обойдешься. Конструкция объемно пространственных форм на двухмерной плоскости. Законы построения объемно пространственных форм. Штрих, штриховка, шраффировка (нем. Strich — линия, ряд; schraffieren — штриховать). Под этими терминами как правило имеется ввиду порядок повторяющихся в определённом ритме рядов , штрихов и точек, а так же их сочетания, которыми покрывается тот или другой ниша графического оригинала: алгоритма, карты, диаграммы и т.д. Классификация штрихов: Плоскостные Объёмные Декоративные Относительные штриховки: «линейные», перекрёстные», «трёхлинейные», «полосные», «шотландки», «штриховые», «точечные», «перовые», «дуговые»┘ Тоновые: ┘ (Н.А.Атабеков «Словарь-справочник иллюстратора научно-технической тексты», «книжка», 1974, с.228) Недостаточно выучиться иметь различными штрихами, нужно ещё изучить различную плотность штриховки┘

Б.А.Луковенко «арабеска пером», М. Изобразительное Фокус», 2000, с.21


Грязные и белоснежные тона.

В находящемся вокруг нас мире, в природе, всё содержит личную масть, сотни оттенков и различную освещенность. А у нас существует именно 1 грязный тон туши (и белоснежный тон документы). Как в черно-белой фотографии. В графике, иконописец оказывает образы и передаёт собственные идеи в главном через белоснежного и чёрного. Приказ среди этими двумя тонами — ритмичное сравнение, балансирование. ┘«Каждое фокус располагает собственными средствами. Искусство применяет видимо-невидимо цветов и тонов. А близко с живописью есть графическое картина, ограничивающее художника чёрным и белым тоном, сокращающее его выразительные имущество. Чёрный и белоснежный тон свойственны для графики. В одном варианте — всё обилие цветов к услугам художника; в противном он ограничен чёрным и белым тоновым спектром, и в данной гамме обязан думать все цвета. Это графика, графическое картина. Если изображения ограниченны в средствах, иконописец обязан эти имущество обогатить. Представить черным и белым все цвета, всё разнообразность оттенков. Рисовать не осадок поэтому, что он белоснежный , и обнаженные деревья и ворон, поэтому что они чёрные, а всё разнообразие природы, всё обилие цветное проявить чёрным и белым

В.А.Фаворский „Рассказы художника гравера". М. Детская печать. 1965, с.27

***

Прикрепления:
Категория: Статьи DiZ | Просмотров: 1406 | Добавил: kir | Теги: Шрифт, начало, Текст, история | Рейтинг: /
Всего комментариев: 0
 

Информация о сайте ~ Гостевая книга ~ Рекламодателям ~ Индекс цитирования. ~ Каталог сайтов ~ Форум для обсуждений ~ Обратная связь

***